«Эльбрус. Точка невозврата»: не тот поворот

23 сентября 2021 г. группа туристов в сопровождении четырех гидов-инструкторов поднялась на Эльбрус, а на обратном пути попала в снежный буран. Пять человек погибли, 11 были госпитализированы с травмами и обморожениями. Об этом случае много писали СМИ, а Следственный комитет возбудил уголовное дело против организаторов похода.

Документальный сериал «Эльбрус. Точка невозврата» режиссера и сценариста Кирилла Верхозина (известен как один из сценаристов киноальманаха «Главбух. История одной фирмы») выходит в годовщину трагедии. Судя по немаленькому хронометражу (пять получасовых серий), он призван подробно расследовать случившееся: восстановить ход событий, разобрать, что пошло не так, быть может, дать новую, ранее неизвестную информацию.

Создатели делают акцент на прямой речи участников и очевидцев. Дают слово гидам-инструкторам и трем выжившим туристам. Берут комментарии у специалистов: альпинистов, эмчеэсников, ученого-метеоролога, который объясняет все про горную болезнь, атмосферное давление и погоду. Показывают схему альпинистского маршрута и щедро используют прием игровой реконструкции. В общем, стараются ничего не упустить, учесть разные точки зрения и создать для зрителя эффект погружения.

И на этом пути у «Точки невозврата» начинаются серьезные проблемы, первая из которых – неряшливо выстроенный нарратив. Сцены часто монтируются вне всякой повествовательной логики, рассказ прыгает с одного на другое. Первая серия логично начинается с представления некоторых из пятерых погибших – нам показывают их фотографии, говорят о них добрые слова. Но о некоторых других погибших впервые вспоминают, и то мимоходом, лишь ближе к середине сериала, и чем можно объяснить такое повествовательное решение – совершенно не ясно.

Многие важные вещи в сериале проговариваются сумбурной скороговоркой. А вещам менее важным, напротив, уделяется много внимания, отчего рассказ тонет в длиннотах и лирических отступлениях. Например, он обильно иллюстрирован видеороликами, сделанными на телефон одним из участников в тренировочном лагере. По большей части это обычные туристические видео: смотрите, мы учимся управляться со снаряжением, все ништяк, всем привет. Вряд ли они нужны тут в таком количестве. А поскольку режиссер и сценарист Верхозин испытывает склонность к самоповторам, многие кадры зачем-то демонстрируются по нескольку раз, отчего в первые минуты после просмотра кажется, что ты посмотрел «Точку невозврата» минимум дважды. В итоге создается невыгодное впечатление, что рассказ со всеми подробностями можно было без ущерба уложить минут в сорок, а режиссер, как плохой студент в курсовой работе, просто заполняет нужный ему объем чем попало, старательно размазывая материал на пять серий.

Разумеется, «Точка невозврата» пытается найти ответы на главные вопросы: почему погибли люди и кто виноват? В сериале обсуждаются вероятные причины: плохая погода, непрофессионализм гидов, слабая подготовка альпинистов-любителей. Дело, однако, в том, что все эти версии еще по горячим следам были подробно проанализированы, даже следствие уже завершено, и его выводы опубликованы в прессе. И в этом, пожалуй, вторая серьезная проблема сериала: он не в состоянии сообщить ничего нового по своей теме.

Формат сериала-расследования предполагает наличие интриги, но и ее тут нет: все выводы уже известны. Режиссер ощущает эту нехватку и лениво пытается слепить интригу из того, что ему попадается под руку. Вот один участник похода говорит, что другой участник накануне ссорился с женой, а тот три серии спустя говорит, что не ссорился. «Где же правда? – как бы спрашивают создатели. – Это нам неизвестно». Впрочем, еще более неизвестно, какое отношение предполагаемая семейная размолвка имеет к сути дела – к гибели пяти человек на заснеженном Эльбрусе.

Тем, кто уже интересовался трагедией на Эльбрусе, «Точка невозврата» вряд ли сообщит что-то новое. Тем, кто только решил заинтересоваться, в самом деле лучше поискать подробные разборы происшествия, опубликованные в сети. Они информативнее, логичнее, и, что немаловажно, чтение их потребует времени куда меньше, чем два с половиной часа.

НОВОСТИ