Сериал «Индекс страха» раскроет анатомию биржевого краха

Когда-то Алекс Хоффман (Джош Хартнетт, известен по фильмам «Одержимость», «Гнев человеческий», «Перл-Харбор») разработал уникальную систему искусственного интеллекта для торгов на бирже и разбогател. Теперь он руководит инвестиционной компанией имени самого себя, живет в дорогущем доме в пригороде Женевы, и все у него хорошо.

Однажды кто-то присылает ему редкое издание книги Чарльза Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных» – Алекс рад подарку, но понятия не имеет, кто даритель. Той же ночью в дом проникает злоумышленник с ножом. А затем начинают твориться и вовсе необъяснимые вещи.

Сериал «Индекс страха», премьера которого состоялась в феврале на видеосервисе Amediateka, – это экранизация одноименного романа Роберта Харриса, английского писателя, по чьим книгам сделано несколько фильмов, среди которых, например, «Призрак» и «Офицер и шпион» Романа Полански. Сюжет вдохновлен реальными историческими событиями: в 2010 г. американский фондовый рынок пережил резкое падение, вызванное, как потом оказалось, Навиндером Сингхом Сарао – 41-летним трейдером с нарушениями психического развития, который жил с родителями, в комнате, полной мягких игрушек, и относился к торговле на бирже как к игре.

Чтобы ненароком не одарить спойлерами тех, кто не знаком с сюжетом романа, мы не будем объяснять, какое отношение странные происшествия в жизни Алекса Хоффмана имеют к мировой экономике. Скажем лишь, что сценарий коварно манипулирует вниманием зрителя: постоянное бормотание про инвесторов и алгоритмы торгов и зрителю, и самому герою кажется фоном истории, пока, почти одновременно, они не понимают, что это в общем-то ее суть.

Дэвид Кэффри (известен как режиссер сериала «Острые козырьки») снимает «Индекс страха» как классический параноидальный триллер – жанр, построенный на неопределенности: то ли с окружающим миром что-то не то, то ли у героя попросту крыша съехала. Сериал выдерживает этот курс и неплохо балансирует между обеими версиями, так что почти до финала трудно быть уверенным, что перед нами – история слишком изощренного преступления или индивидуального безумия. Кроме того, в «Индексе страха» есть внятная и не идиотская развязка, что не так часто встречается в сюжетах с амбициозно закрученными интригами.

Расцвет параноидальных триллеров пришелся на 70-е, когда оказалось, что эта жанровая форма отлично подходит для выражения актуального для того десятилетия политического содержания. Заговоры, спецслужбы, все на свете правительства ведут нечестные игры, а посреди этого мечется герой-одиночка, попавший в жернова большой политики. Авторы сериала следуют этим почтенным традициям, последовательно двигаясь от личной истории героя к глобальным обобщениям – критике современного миропорядка и капитализма. Сюжет разворачивается в мире больших денег, а взгляд простого человека авторы делегируют полицейскому детективу Леклерку (Грегори Монтель, известен по сериалу «Десять процентов») – неказистый, в видавшем виды плаще, он, словно лейтенант Коломбо, возникает где его не ждут и действует всем на нервы.

Действие, прямо по заветам классицизма, занимает ровно сутки, на протяжении которых герой из лощеного буржуа превратится в дерганого типа, что пугает окружающих, и вступает в драки с бомжами-людоедами (не шутка). Другое дело, что такая компактная история, возможно, не самый подходящий материал для сериала. Из нее можно было бы сделать крепкое жанровое кино на час сорок, но обстоятельства в киноиндустрии сейчас таковы, что проще и выгоднее снять сериал для онлайн-платформ. И поскольку фабульного материала здесь едва хватает на четыре 45-минутных серии, действие в середине рассказа заметно провисает, а экранное время порой приходится заполнять сценами и диалогами, без которых картина отлично бы обошлась.

Имеются и логические дыры в сюжете – куда же без них. Авторы пытаются замаскировать их всякой туманной символикой: Алекс с упорством маньяка таскает с собой ту самую дарвиновскую книгу и всегда открывает ее на одной и той же странице об искусственном стимулировании эмоции страха, а в кадре периодически появляются изображения человеческого мозга.

Впрочем, многозначительные намеки на Более Глубокие Смыслы не очень к лицу этому аккуратному и по всем параметрам скромному сериалу. Вполне работающий как триллер и, быть может, как антикапиталистическая метафора, он может представлять интерес для тех, кто любит триллеры и антикапиталистические метафоры. Также сериал потенциально может заинтересовать тех, кто захочет увидеть в авторской интерпретации события, связанные с крахом фондового рынка 2010 г.

Бесспорным достоинством сериала является то, что в нем всего-то четыре серии.

НОВОСТИ