Московский джазовый фестиваль: Игорь Бутман и почти все

Московский джазовый фестиваль откроется 13 июня впервые, хотя может показаться, что он был с нами всегда. Джаз давно и крепко вошел в российскую культуру, и за последние десятилетия у музыкантов и поклонников не было недостатка в мероприятиях. Впрочем, грядущий фестиваль может похвастаться масштабами. Он охватит все главные площадки столицы – от парка «Зарядье» до ВДНХ – и будет проходить целую неделю, вплоть до 19 июня.

Несмотря на знакомые лица на афишах и в целом предсказуемую основную программу, дебют у фестиваля будет особенным. Во-первых, он запускается аккурат в столетие отечественного джаза. Во-вторых, его старт пришелся на непростое время, когда не всякий зарубежный артист может выступить в Москве. Тем не менее легендарные иностранцы присутствуют в программе. «Ведомости» рассказывают о главных исполнителях фестиваля, чьи выступления нельзя пропустить.

От джаз-банд и подполья до респектабельного жанра

У джазовой культуры в России, как и, пожалуй, у любой другой, был свой путь. Развивалась она волнами: от протеста и свободы до эстрады и официоза, и так по кругу. Отсчитывать историю нашего джаза принято с 1 октября 1922 г., когда состоялся первый концерт джаз-банда (так в то время называли джазовый ансамбль) Валентина Парнаха – фигуры, олицетворяющей бурную эпоху первых послереволюционных лет.

Поэт, танцор и человек-оркестр, Парнах не был профессиональным музыкантом. Как и многие в то время, он смотрел на джаз в разрезе эксцентрики, театра-буфф и советского авангарда. Ломаные ритмы этой музыки считались тогда причудливой экзотикой, ассоциировались с чернокожими и далекой, но манящей Америкой. Художники и авангардисты 1920-х гг. не сомневались: это и есть музыка будущего. Она родилась из протеста против старого искусства, символизировала динамику и хаос новой городской жизни. И общество, еле пережившее кошмары революции и Гражданской войны, находило в джазе какую-то особую энергию и бодрость.

Вскоре эксцентрика и авангард уступили место одесской ухмылке и иронии Леонида Утесова. Джаз сталинской эпохи схватывал мотивы русского романса, стал сугубо песенным жанром, лиричным и элегантным. Но в нем не было место для фантазий и импровизаций, это была эстрадная, высокопрофессиональная музыка. Только после войны молодое поколение «оттепели», чудом услышавшее бибоп Чарли Паркера, стало возвращаться к исконной сути джаза – самовыражению.

Во времена Хрущева, а еще сильнее в эпоху застоя джазисты испытывали давление со стороны государства и часто вынуждены были уходить в подполье. Первые клубы сменялись закрытыми площадками, ангарами и заводами. Там-то и рождалась новая, свободная от эстрадных условностей музыка, и джаз вернулся к протесту и авангарду. Тогда же стала крылатой фраза «Сегодня ты играешь джаз, а завтра родину продашь». Все, что было вне официальной советской сцены, подозревалось в «низкопоклонстве перед Западом».

Сегодня джаз в России стал респектабельным, высоким жанром и вполне вписывается в культурную повестку. Масштаб Московского джазового фестиваля, количество его участников, достигающее в этом году 700 исполнителей, свидетельствуют об этом красноречиво. Конечно, пионеры советского бибопа не могли и думать о том, что их музыка завоюет главные площадки страны и будет проходить при прямой поддержке Министерства культуры.

Лицо российского джаза

Своему особому и довольно престижному статусу в современной России джаз обязан, конечно, саксофонисту Игорю Бутману. Помимо десятков фестивалей, собственного лейбла и фонда поддержки молодых музыкантов он, можно сказать, помог преодолеть то противоречие между отечественной и американской джазовыми культурами, которое было в советское время.

Знаковым в этом смысле событием было его выступление перед двумя президентами – Владимиром Путиным и Биллом Клинтоном – в 2000 г. Он же впервые привез в Россию многих классиков, включая гения барабанов Элвина Джонса, пианистов Маккоя Тайнера и Ахмада Джамала. И теперь российский джаз перестал быть периферийным явлением, он включен в международную индустрию и привлекает артистов со всего мира.

Бутмана часто критикуют за своеобразную монополию на российский джаз. Ни один большой фестиваль не проходит без его как минимум участия. Он же один из организаторов и вдохновителей «Триумфа джаза», фестиваля в Сочи и других городах. У Московского джазового фестиваля, в котором Бутман выступает в качестве художественного руководителя, есть большой шанс стать регулярным. Но в этом году саксофонист и его Московский джазовый оркестр, а также другие хедлайнеры концептуально не являются главной повесткой.

Пантеон музыкантов

Конечно, вокруг Игоря Бутмана давно сформировался некий пантеон музыкантов. И основная программа Московского джазового фестиваля вряд ли удивит искушенных слушателей. На разных площадках традиционно выступят «мать российского джаза» Лариса Долина, гитарист Евгений Маргулис, певец Алексей Чумаков, популярное трио Даниила Крамера. Не обойдется и без Алексея Козлова с его легендарным коллективом «Арсенал».

О высоком статусе джаза неизменно напоминает участие в фестивалях Бутмана исполнителей академической и оперной музыки. В этом году на сцену выйдут «Солисты Москвы» Юрия Башмета, тенор Ильдар Абдразаков и сопрано Хибла Герзмава. Их репертуар включает классические джазовые композиции и вокальные стандарты. Сюрпризом в программе разве что станет выступление рэпера L’One, неожиданно выразившего любовь к джазу и фанку. Артист намерен представить уникальную программу с оркестром, услышать которую как минимум любопытно.

Следует сказать, что Московский джазовый фестиваль интересен не только хедлайнерами, про которых, в общем, все хорошо понятно, но и новыми лицами. Прежде всего это победители Всероссийского конкурса молодежных джазовых коллективов – целых 100 молодых камерных ансамблей и оркестров выступят на мероприятии. Это музыканты из разных городов, играющие в самых разных стилях – от классики до фри-джаза. На одной сцене с ними сыграют и другие уже сложившиеся отечественные группы, но еще не заслужившие широкого внимания аудитории. Например, LRK Trio, прекрасно сочетающее мелодизм с академическими традициями джаза. Или блестящее трио Дмитрия Илугдина, продолжателя традиций Алексея Козлова.

В этом году такая панорама современной российской сцены особенно актуальна и важна, поскольку иностранных гостей на Московском джазовом фестивале по понятным причинам будет не в изобилии.

Зарубежные гости

Советский и российский джаз всегда были прежде всего рецепцией зарубежного. Наши артисты основывались на опыте иностранных мэтров, подражали им, спорили с ними в своей музыке. И музыканты разных стран продолжают вдохновлять отечественную сцену. Конечно, от любого значительного джазового фестиваля публика ожидает приезда больших звезд. Громкие имена Московский джазовый фестиваль в этом году не посетят. Но сложившаяся ситуация скорее позволяет сместить фокус на ту музыку и тех артистов, которые ранее были незаслуженно обделены вниманием.

И все-таки одна легенда посетит Московский джазовый фестиваль. Это 74-летний индийский скрипач Лакшминараяна Субраманиам. Музыка Индии – и вообще Востока – стала источником вдохновения для джазистов еще в 1960-е гг. Многие тенденции фри-джаза были основаны на индийских рагах – в частности, их можно услышать на поздних альбомах Джона Колтрейна. Субраманиам, впрочем, отличается от других мастеров индийской музыки, поскольку играет на «западном» инструменте. Из скрипки он извлекает необыкновенные и неожиданные звуки, которые составляют его витиеватые композиции-медитации.

В разное время артист играл вместе с Рави Шанкаром, научившим битла Джорджа Харрисона играть на ситаре, и такими западными мастерами, как Херби Хэнкок, Жан-Люк Понти, Стэнли Кларк и др. Индийский музыкант был хорошо известен и в позднем СССР: в конце 1980-х были изданы его первые пластинки, а в 1988 г. Субраманиам впервые выступил в Москве. Услышать его вживую – большая удача, поскольку индиец в силу возраста выступает с каждым годом все реже.

Среди других зарубежных гостей Московского джазового фестиваля – бразильский басист-виртуоз Тиагу Эшпириту Санту со своей группой и сербский ансамбль с ироничным названием Ivan Ilic Tetra Pack. Обе команды играют джаз-фьюжн, сочетая в своей музыке разные стили и жанры. Бразилец Тиагу прославился длинными соло-партиями на безладовой бас-гитаре, а группа гитариста Ивана Илича особенно интересна наличием вокалистки, чей голос хорошо дополняет инструментальные композиции.

Что касается вокала, отдельным номером выступит кубинская певица Телмари. На родине она прославилась умением исполнять песни в диапазоне от афро-кубинских и латинских мотивов до классического джаза и хип-хопа. Кроме того, Телмари – поэтесса и начинала карьеру как уличный музыкант, исполняя свои стихи речитативом. Московский джазовый фестиваль певица посетит вместе со своим ансамблем HabanaSana.

Не обойдется праздник джаза и без постоянной участницы оркестра Бутмана – австралийской певицы Фантине, прекрасно исполняющей как старые добрые хиты, так и современную инди-музыку.

Джаз долгое время воспринимался как сугубо американская музыка, и, видимо, внешние факторы сегодняшнего дня, как это ни парадоксально, могут дать увидеть и услышать мир немного шире. Если 20 лет назад Бутман как бы скреплял американские и российские музыкальные традиции, то теперь ему выпала иная, в чем-то противоположная роль. Своеобразная и непривычная по части зарубежных коллективов программа Московского джазового фестиваля дарит возможность услышать что-то принципиально другое, будь то индийские раги или сербский фьюжн.

Грядущий Московский джазовый фестиваль также может стать отправной точкой для нового этапа в истории джаза в России. Из-за геополитической ситуации фокус мероприятия сместился, в том числе и на молодые и независимые коллективы из разных уголков России. Следует отметить совсем новые группы, такие как лиричный Natalia Valizer Quartet (Ростов-на-Дону), энергичный коллектив Householder (Москва), сочетающий фолк-рок с джаз-фьюжн, и начинающего саксофониста Никиту Мочалина (Санкт-Петербург), владеющего самыми разными музыкальными направлениями.

Фестиваль может обернуться шансом взглянуть на то, что происходило в нашей музыке в последние годы, услышать, чему мы научились, и поразмышлять, что ждет впереди.-

НОВОСТИ